Что ждет товарные рынки

Что ждет товарные рынки

Одна из самых актуальных тем, волнующих инвесторов по всему миру: что ждет товарные рынки в ближайшем будущем? Продолжится ли рост цен на газ? Когда произойдет глобальный энергопереход? Наши эксперты ответили на эти вопросы, а также обсудили ESG-повестку и перспективы российского нефтегаза.

Алексей Каминский Ведущий стратег по глобальным рынкам акций АТОН

«Остаемся позитивными в отношении акций и commodities»

С начала года все рынки оправдывают ожидания, которые мы строили в конце 2020 года: пальма первенства полностью занята рынками акций, но с одним существенным замечанием – второе место заняли commodities. Мы смотрели позитивно и на то, и на другое.

Мы ждали, что акции окажутся самым лучшим и самым доходным классом активов (забегая вперед, мы думаем, что это продолжится и в дальнейшем). То же самое мы ожидали и от commodities, которые очень сильно просели в прошлом году, за исключением, пожалуй, золота. По мере восстановления экономики они возвращают свои позиции, особенно на фоне разговоров про инфляцию, которая в ближайшие годы, судя по всему, будет повышенной. Напомним, что исторически commodities являются лучшим хеджем от инфляции, если речь не идет о гиперинфляции.

Скорее всего, сейчас мы вступаем в новую декаду, которая будет характеризоваться повышенной инфляцией, отчасти потому, что мировые центробанки после кризиса очень сильно пережали «гайки». В этой новой декаде регуляторы будут более толерантными к инфляции, судя по заявлениям ФРС и ЕЦБ.

Почему мы остаемся позитивными в отношении акций и commodities? И то, и другое, по большому счету, – это функция поведения экономики. В 2020 году мировая экономика просела на 3,5%, что стало самым глубоким падением со времен Второй мировой войны. Казалось бы, немного, но, для сравнения, в мировой финансовый кризис снижение составило 0,1%. Поэтому действия ЦБ и фискальных властей до сих пор остаются стимулирующими, они хотят убедиться, что такой глубокий провал полностью нивелирован. По прогнозам, мировая экономика закроет эту «яму» в 2022 году, вернется на уровень ВВП 2019 года, и после этого начнется чистый рост.

Также по прогнозам, в 2021 году глобальная экономика вырастет на 6,1%, в 2022 – на 4,7%, и где-то к 2025 году «ляжет» на тренд. Это значит, что экономика будет расти ускоренными темпами, соответственно, надо быть в акциях. Кроме того, растущая экономика генерирует спрос на commodities, поэтому мы ожидаем, что товары будут чувствовать себя хорошо, кроме, наверное, золота. Золото имеет сильно отрицательную корреляцию с реальными ставками, которые начинают расти.

Что ждет товарные рынки Евгений Малыхин Руководитель инвестиционного департамента УК «Атон-менеджмент»

«Товарные рынки вступили в многолетний структурный «бычий» тренд»

Мы видим, что товарные рынки начали падать летом 2008 года и снижались до весны 2020, после чего начался некоторый подъем. Тем не менее, если посмотреть на более долгосрочную картину, то это небольшое движение по сравнению с тем падением, которое было раньше. Мы разделяем мнение Goldman Sachs о том, что товарные рынки вступили в многолетний структурный «бычий» тренд.

Достаточно много времени прошло с 2008 года, мировая экономика не стоит на месте, ВВП растет, и для обеспечения этого роста нужно все больше и больше сырья. При этом цены на сырье в среднем все еще существенно ниже цен 2008 года. Когда решается, нужны ли новые проекты, новые месторождения, то люди смотрят в первую очередь на цены и оценивают, насколько это выгодно экономически, и не лучше ли инвестировать во что-то другое. При текущих же ценах люди все меньше и меньше инвестируют в добычу commodities.

Второй важный момент связан с «зеленым» трендом: стремлением добывать полезные ископаемые так, чтобы не наносить ущерб планете, но подобная добыча требует дополнительных очистных сооружений. Если говорить о производстве электроэнергии, то она требует такой технологии, как CO2 capturing, то есть углекислый газ, который получается в процессе сгорания, надо «ловить» и куда-то утилизировать. Эти технологии, безусловно, надо применять, мы все хотим, чтобы планета была зеленая и чистая, но надо понимать, что это стоит денег. Соответственно, добыча полезных ископаемых становится дороже, эти инициативы удорожают процесс.

Если вы инвестор, то смотрите на будущие цены и говорите себе: нет, я, скорее всего, не буду раскапывать это месторождение, а займусь чем-то более полезным. Но товары-то нужны, и чтобы начали инвестировать, нужно, чтобы цены выросли. Далее этот процесс достаточно инертный: потребуется два-три года на то, чтобы раскопать, создать инфраструктуру и т.д. Поэтому хочу обратить внимание на слово «многолетний», говоря о тренде. Почему он структурный? Спрос растет с ростом экономики, а предложение этому не отвечает. Плюс такой структурный сдвиг: есть ESG-инициативы и они удорожают процесс. Если вы хотите, чтобы окружающая среда не загрязнялась, за это надо платить.

Что происходит на рынке газа в Европе?

Что ждет товарные рынки Анна Кишмария Аналитик по нефтегазовому сектору АТОН

Сейчас мы видим значительный рост спотовых цен на газ, которые уже превысили отметку $850 за тыс. куб. м, и пока что не прекращают свой рост. Причиной этому стало стечение ряда обстоятельств: с одной стороны, благоприятные погодные условия (последняя зима была холодная, а лето жарким), снижение собственного производства в Европе (поставки СПГ переориентируются из Европы в Азию). При этом стоит отметить действия «Газпрома»: компания не превышает поставки выше своих контрактных обязательств, в том числе, по нашему мнению, для того чтобы подтолкнуть Европу поскорее одобрить и запустить «Северный поток — 2».

Учитывая, что прогнозы погоды остаются благоприятными (по некоторым данным, эта зима будет одной из наиболее холодных за последние 70-100 лет), мы можем увидеть дальнейший рост спотовых цен. Но говорить о том, что эти уровни долгосрочные, не приходится.

С другой стороны, что касается долгосрочных прогнозов, мы видим, что консенсус на 2023-2024 годы достаточно консервативен, и здесь мы не совсем согласны по ряду причин. Существуют различные сценарии развития энергоперехода, в зависимости от того, какой будет политическая воля, и от того, как быстро будет необходимо достигать углеродной нейтральности по странам. Структурно рынок газа остается одним из фаворитов – с учетом того, что это наиболее экологичное добываемое топливо.

С 2014 года мы наблюдаем значительное сокращение капитальных затрат на разведку и добычу – практически в два раза. Мы также видим, что превышение предложения над спросом, которое наблюдалось с 2015 по 2017 годы, уходит. При этом в 2020 году только два проекта получили финальное инвестиционное решение, так что на горизонте 3-4 лет мы можем увидеть недостаток предложения при росте спроса, что приведет к росту цен. Следовательно, те консервативные цены на уровне $280-300 за тыс. куб. м, заложенные текущим консенсусом, скорее консервативны, и, по нашему мнению, могут сместиться на уровень $350-400 и выше.

Что ждет товарные рынки Евгений Малыхин Руководитель инвестиционного департамента УК «Атон-менеджмент»

Есть ряд факторов, которые оказывают влияние на цены на газ: погода (температура) и ветер. В Европе сейчас не так мало ветрогенерации, соответственно, когда ветра нет, электричество не производится. Температура же является ключевым фактором: чем холоднее зима, тем больше нужен газ. Вообще, газ – это очень волатильный инструмент, зависящий от погоды, а погода – вещь непредсказуемая.

В краткосрочном плане колебания происходят большие и циклические, в долгосрочном есть очень важный фактор – структурные изменения, которые влияют на газовый рынок. Ключевое изменение – отказ от угольной генерации. Эти сдвиги происходят очень медленно, они могут даже показаться незаметными по сравнению с теми же погодными факторами.

Сейчас газ стоит $850 за куб. м – устойчивая ли это цена? Упадет ли газ? Думаю, что да, но вряд ли вернется в диапазон $100-300, ведь если люди отказываются от угля, значит, цены на газ будут выше. Далее мы будем наблюдать отказ от бензина, значит, опять увидим спрос на газ, на водород. Думаю, что более объективные показатели – это $350-400 за куб. м, но опять же «вдолгую».

Что ждет товарные рынки Анна Кишмария Аналитик по нефтегазовому сектору АТОН

Когда можно ждать разворота спотовых цен?

Мы увидим некоторое снижение цен после отопительного сезона, однако именно в этот сезон есть много неопределенности, в частности, как будут вести себя цены в Европе. Мы наблюдаем очень низкий уровень наполненности хранилищ, и Европа уже набирает обороты по потреблению угля, чего не случалось достаточно давно с учетом ее «зеленой» повестки.

Ситуация в целом достаточно сложная, и, в случае очень холодной зимы, цены могут пойти выше, поэтому «шортить» перед отопительным сезоном несколько рискованно. При этом, когда появляются новости про запуск «Северного потока — 2», на рынке наблюдается некоторая коррекция цен. Но все-таки будем исходить из того, какой окажется предстоящая зима, как Европа с этим справится и будет ли «Газпром» увеличивать поставки (пока что он не показывает такого желания).

Есть ли потенциал роста у российских нефтегазовых компаний?

С учетом «зеленой» повестки российские газовые компании выглядят более привлекательно: и «Газпром», и «Новатэк». Последний в долгосрочной перспективе – это история роста. На горизонте 10 лет «Новатэк» точно будет выше с учетом стратегии, которая предполагает значительный рост производства СПГ до 2027-2030 годов.

Также у нас есть ряд нефтяных компаний, которые увеличивают долю газа в своем портфеле: это и «Роснефть» с ее проектами Роспан, Харампур, Восток Ойл, и «Газпром нефть», которая планирует довести долю производства газа до 47% к 2030 году.

Но если сравнивать российские и зарубежные компании в рамках ESG-повестки, то отечественные, с одной стороны, значительно отстают с точки зрения полагания целей: они пока не полностью их прописали, озвучили или разработали. Например, о планах перейти к углеродной нейтральности к 2050 году пока заявила только «Татнефть», но пока без определенных целей или шагов в этом направлении. Но, с другой стороны, если посмотреть на раскрытие информации компаниями, то во многих случаях оно гораздо лучше, чем у зарубежных аналогов. Если посмотреть на выбросы парниковых газов, то российские компании также неплохо выглядят.

Конечно, компаниям еще предстоит проработать свои цели, донести их до инвесторов, но именно в качестве ставки на commodities мы считаем российский нефтегаз по-прежнему привлекательным.

Как мы смотрим на «Газпром»?

У нас сохраняется позитивный взгляд на компанию. Напомню, что «Газпром» пересмотрел свою дивидендную политику и пришел к выплате 50% от скорректированной чистой прибыли. Если никакого коллапса до конца года не произойдет, то дивиденды компании составят порядка 35-37 руб. на акцию. Можно сказать, что «Газпром» уже торгуется с этим дивидендом, поэтому компания кажется нам отличной историей в секторе. Она также планирует наращивать объемы поставок в Азию, сохраняет хорошую долю в Европе.

Какие существуют ESG-риски для России?

Что ждет товарные рынки Анна Кишмария Аналитик по нефтегазовому сектору АТОН

Есть ряд рисков, связанных с тем, что доходы нашей страны в значительной мере определяются добычей полезных ископаемых. В частности, риск того, что Европа введет свой carbon tax: правда, по текущей информации, он в большей степени затрагивает металлургов, чем нефтяные и газовые компании, но, тем не менее, компании прорабатывают различные сценарии. Мы также видим, что Россия работает над созданием своей платформы по торговле выбросами, и тут главное, чтобы ее утвердили в Европе, могли засчитывать как квоты для компании.

Что ждет товарные рынки Евгений Малыхин Руководитель инвестиционного департамента УК «Атон-менеджмент»

ESG почему-то ассоциируется только с рисками, но эта повестка дает огромные возможности. Например, компания Daimler ставит своей целью к 2030 году полностью отказаться от двигателей внутреннего сгорания, то есть в очень скором времени все «мерседесы» будут электрическими. При этом электричество нужно откуда-то брать. Удовлетворить спрос за счет альтернативных видов генерации невозможно, от угля все отказываются, так что, по большому счету, альтернативы газу, а в дальнейшем – водороду, нет.

Чтобы получить водород, надо сжечь газ, далее его надо уловить с помощью технологии СО2 capture и куда-то закопать. В Европе, например, можно закопать только под воду, а это очень дорого. В России же у «Газпрома» есть огромное количество отработанных месторождений, куда этот СО2 можно закачать. Поэтому возможности для производства водорода, аммиака в России колоссальные. В этом плане и «Газпром» имеет огромные перспективы, но больше всего поражает то, с какой скоростью перестраивается на производство водорода и аммиака «Новатэк».

На мой взгляд, водород – это энергия будущего, и Россия имеет большие возможности для того, чтобы стать одним из ключевых поставщиков, особенно на фоне ESG-повестки.

Возможен ли возврат к использованию углеводородов?

Что ждет товарные рынки Алексей Каминский Ведущий стратег по глобальным рынкам акций АТОН

Конечно, возврата в сторону старых, отживающих свое источников энергии полностью не будет. Хотя какие-то неожиданные моменты (условный газовый кризис в Европе) на этом пути возникнуть могут, но их нужно рассматривать так же, как и коррекцию к растущему тренду на рынке. Тренд от этого никуда не развернется: это долгосрочно, это принято на правительственном уровне во всем западном мире, развивающийся мир тоже подтягивается. Но ощущать мы это будем году к 2030.

Что ждет товарные рынки Анна Кишмария Аналитик по нефтегазовому сектору АТОН

Переход к новым энергоисточникам будет, вопрос в его темпах. Очевидно, что это не произойдет за два-три года, это будет долгосрочный процесс. Конечно, и углеводороды в ближайшие 10-15 лет никуда не денутся, но будет более разумная, более безопасная для окружающей среды добыча. Это то, к чему стремятся и российские, и зарубежные компании.






Новости по теме

{related-news}

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry