Европейские санкции в отношении "Газпрома" маловероятны, но давления в будущем вряд ли удастся избежать

Европейские санкции в отношении "Газпрома" маловероятны, но давления в будущем вряд ли удастся избежать

Этой осенью мир столкнулся с сильнейшим энергетическим кризисом. Восстановление экономической активности после снятия коронавирусных локдаунов обнажило серьезную проблему – нехватку запасов природного газа в хранилищах. На этом фоне рыночная цена газа достигла небывалых ранее чисел, поднявшись до $2000 за тысячу кубов. Насколько вероятен сценарий еврпейских санкций для «Газпрома» по итогам газового ралли? На этот вопрос свое мнение высказалим эксперты в ходе онлайн-конференции «Энергетический кризис – инвестидеи в эпоху нестабильности».

Оксана Лукичева, аналитик по товарным рынкам «Открытие Брокер»: Считаю, что подобные действия со стороны Европы относительно компании «Газпром» подобны выстрелу не в ногу, а в сердце, потому маловероятны.

Сергей Кауфман, аналитик ФГ «ФИНАМ»: Когда случается энергетический кризис, подобно текущему, почти неизбежно кого-то будут в нём обвинять. В ЕС уже слышны призывы расследовать причины роста цен на газ и одной из очевидных целей для обвинений является Газпром. Если смотреть объективно, то проблема в совокупности факторов, а не действиях какой-то одной компании. Спрос вырос из-за погодных условий и восстановления экономики, поставщики СПГ частично переориентировались на Южную Америки и Азию, генерация со стороны ВИЭ снизилась из-за отсутствия ветров, собственная добыча газа в Европе продолжила многолетнее снижение. Однако «Газпром» планирует поставить в Европу лишь 183 млрд кубометров газа против около 200 в 2018-2019 годах, что даёт повод обвинить и его. Сам Газпром и представители РФ заявляют, что компания исполняет все свои обязательства, а отсутствие роста поставок связано с тем, что европейские потребители об этом не просили. При этом на западе популярна позиция, что Газпром шантажирует Европу ради одобрения СП — 2. На этом фоне мы полагаем, что риски давления на Газпром высоки, хотя объективно обвинить только его, конечно, нельзя.

Марк Савиченко, аналитик ООО ИК «Иволга Капитал»: Вероятность санкций оцениваем как крайне низкую. Подобный вопрос поднимался на саммите Украина — ЕС несколько дней назад. Там же на встрече было признано, что Германия не станет вводить каких-то единоличных санкций против компании, а будет действовать исключительно солидарно с другими членами Евросоюза. Сейчас главная задача европейских стран увеличить поставки, санкции точно не поспособствуют решению данной задачи.

Дмитрий Баженов, ведущий аналитик отдела анализа финансовых рынков «КИТ Финанс Брокер»: Учитывая сложившиеся обстоятельства на газовом рынке, маловероятно. Главная задача Европы сейчас, нарастить импорт газа в преддверии отопительного сезона, а не вводить санкции против главного поставщика.

Александр Осин, аналитик управления операций на российском рынке ИК «Фридом Финанс»: Ключевая роль для определения потенциальной активности регуляторных, юридических, санкционных и прочих нерыночных рисков, это макроэкономическая и финансовая ситуация. Она была позитивна, определялась как последовательной политикой ОПЕК, так и эффектом от мер стимулирования в монетарной сфере, реализованных в последние годы.

Однако, ситуация, как представляется, изменилась.

Сейчас на рынке, с одной стороны, в условиях устойчивого высокого уровня инфляции – судя по аналогиям последних 25 лет — формируются опасения падения спроса и цен на объекты недвижимости, на инструменты ипотечного, корпоративного, государственного долга. В этих условиях – кстати по аналогии с мерами ФРС, реализованными в период ипотечного кризиса 2008 года – эти дефляционные опасения купируются фактором активного предложения рынку денежной ликвидности в рамках QE. Во-вторых, дополнительный, но также ключевой, по сути, антикризисный эффект формирует майская сделка ОПЕК по ограничению добычи на ключевом для мировой экономике рынке, нефтяном. Эта ситуация нивелирует риски дефляции и падения ВВП и производства в развитых и развивающихся странах.

Однако, регуляторы не демонстрируют уверенности в том, что эта ситуация должна быть в той или иной форме сохранена.

ФРС, как известно, планирует завершить QE в ближайшие кварталы, а ОПЕК+ собирается – с учетом планов картеля и присоединившихся к нему стран и принимая во внимание прогнозы баланса спроса и предложения ОПЕК на 2022 год сформировать на мировых существенных, около 2 мбд, профицит нефти вместо схожего по размеру оценочного дефицита, преобладавшего в 2021 году.

Таким образом, рынок выглядит возвращающимся к доминировавшей, как представляется, в последние десятилетия в ведущих странах политике подавления инфляции «любой» ценой.

Так ли это, скоро, полагаю, увидим. От политики ФРС и ОПЕК + сейчас в очень большой степени зависит, то насколько спокойно мировая экономика выйдет из создавшейся, напоминающей предкризисную ситуацию. В случае реализации кризисного сценария резкий рост на газ, электроэнергию, другие ресурсы транслируется по аналогии со схожими ситуациями в сокращение ВВП и производства ведущих стран приблизительно на 1% — 5% с учетом исторических аналогий. Оценка вероятности существенного шока на рынке, исходя из исторических аналогий равна 10% — 30%.

На этом фоне, возможно, неблагоприятные для ПАО «Газпром» нерыночные факторы усилятся в следующем году.






Новости по теме

{related-news}

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry