Банковский сектор будет одним из наиболее привлекательных в ближайшие 3 года

Подходит к концу сложный 2021 год. Что нам принесет следующий 2022 год в плане политики центральных банков мира? Участники онлайн-конференции представили свое видение перспектив банковского сектора до 2025 года, основываясь на цикличности экономических циклов.

Максим Осадчий, начальник аналитического управления «БКФ-Банка», ждет переход к ужесточению монетарной политики.

Дмитрий Монастыршин, главный аналитик «Промсвязьбанка», в 2022 году ждет продолжения восстановления мировой экономики. «На этом фоне мировые центробанки будут ужесточать денежно-кредитную политику: сокращать вливания ликвидности на рынок и повышать ставки. в 2023 — 2024 годах плавное повышение ставок продолжится. От Банка России на 3-летнем горизонте ждем возвращения к нейтральной ДКП, возвращения ключевой ставки в дипазон 5,5 — 6,5%», — говорит он.

Михаил Васильев, главный аналитик «Совкомбанка», полагает, что банковский сектор будет одним из наиболее привлекательных в ближайшие 3 года. «Банки будут выигрывать как от восстановления мировой экономики после коронакризиса, так и от глобального повышения процентных ставок. Считаем разумным держать бумаги банковского сектора в портфеле (облигации, акции, ЕTF)», — рассказал он.

Александр Осин, аналитик управления операций на российском рынке ИК «Фридом Финанс», считает, что проблема, которая сформировала энергетический кризис на рынке — это проблема мировых дисбалансов сохраняется — носит системный характер. «Крупнейшие экономики служат монетарными центрами и накапливают долговую и денежную ликвидность, а производство и добычу – активность в которых зачастую носит проинфляционный характер – эти страны, по факту, »выносят« в развивающийся сегмент в развивающиеся страны. Происходит значительное накопление долга и денежной базы. В этой ситуации сверхмягкая политика ряда ведущих мировых ЦБ становится постоянным явлением. Она носит в последние годы вынужденный, предопределенный стратегическими изменениями в мировом разделении труда характер. И все равно, в мировой экономике участились кредитные кризисы. При этом, параллельно, в последние десятилетия, получила развитие политика регуляторного, санкционного, налогово-финансового сдерживания инвестиционной активности и, опосредованно, инфляционных рисков. Результат – недофинансирование инвестиций в широком спектре добывающих отраслей, риски дефицита.

Согласно отраслевым оценкам — в последние десять лет участились дефициты на рынке цветных металлов. Согласно оценкам ООН существенно выросли риски продукции АПК в мире. Усилились риски формирования – под влиянием искусственного сдерживания цен – дефицитов в секторе ТЭК (ответом на формирование которых и стало, как представляется, создание в 2016 году ОПЕК+). Эта ситуация – представляется результатом политики властей ведущих стран и наднациональных структур последних десятилетий.

Это формирует дисбалансы динамики товарной и денежной массы, которые отыгрываются повышением справедливых цен в широком спектре отраслей, в том числе на рынках угля и натурального газа.

Эта система оценок представляется устойчивой, долгосрочной. Пока мы видим, что ни один из кризисов последних 15 – 25 лет не привел к смене этой системы наднационального, национального регулирования. В данной ситуации рамках наших оценок мы вынуждены постоянно закладывать в прогнозы риски нерыночного регулирования рынка эквивалент которых составляет 10% — 30% от текущих стоимостных оценок на рынке. Такой дисконт обусловлен оценочной частотой кризисов. И на данный момент предпосылок менять данную систему оценок просто нет, нет новостного повода», — прокомментировал эксперт.






Новости по теме

{related-news}

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry