Никакой «эрдоганомики»: Нацбанк Казахстана не хочет снижать ставку

Сберечь доходы казахстанцев от обесценения – в этом видит свою главную задачу председатель Национального Банка РК Галымжана Пирматова. Об этом он заявил в интервью телеканалу «Атамекен». Поднимая базовую ставку, главный банк страны стремился сохранить доверие к тенге и стимулировать сберегательное поведение населения и бизнеса. Все это важно, чтобы предотвратить дополнительные покупки иностранной валюты из-за боязни дальнейшего обесценения казахской.

Похоже, тактика Нацбанка все же работает: объем депозитов в национальной валюте за апрель увеличился за счет юридических лиц на 0,4%, в иностранной – сократился на 6,7%. А вот среди населения при этом наблюдался отток как в тенге, так и в валюте. При этом уровень долларизации на конец апреля 2022 года незначительно, но снизился: с 36% до 35,2%.

Нацбанк тормозит развитие экономики Казахстана?

Такие обвинения посыпались на главный финансовый институт страны сразу же после увеличения базовой ставки до 14%. Выдвигаются даже идеи наделить Нацбанк двойным мандатом, чтобы сделать ответственным не только за денежно-кредитную политику, но и за развитие экономики в целом.

Однако логика оппонентов не отличается оригинальностью, она описана в любом экономическом учебнике. Снижение базовой ставки всегда популярно у населения, потому что приводит к удешевлению кредитов. Бизнес получит доступ к дешевым деньгам и начнет развиваться, создаст новые рабочие места. А домохозяйства смогут больше потреблять: увеличится спрос. Неудивительно, что повышение не радует граждан.

Вырастут ли объемы кредитования экономики при низкой базовой ставке?

«Низкая базовая ставка при высоких ожиданиях инфляции – это не то, чем мы хотим заниматься», — заявил председатель Нацбанка. Он приводит свои аргументы в защиту принятых решений относительно ставки, указывая на логические нестыковки оппонентов.

  1. Снижение базовой ставки при высокой инфляции еще больше уменьшит доверие населения и бизнеса к тенге. Что это значит для банков? Увеличатся изъятия вкладов в национальной валюте и не будет тенгового фондирования кредитов.

  2. Кредитный рынок устроен таким образом, что он поддерживается не за счет ставки и спроса, а за счет предложения кредита. Банкиры тоже должны верить в валюту кредита. Будут ли банки выдавать кредиты при бесконечно слабом тенге?

  3. В Казахстане был кредитный бум в начале 2000-х годов, но это не привело к качественному росту экономики.

Интересно, что рейтинговое агентство Moody’s в своем глобальном прогнозе на 2022-2023 годы практически вторит Нацбанку РК. Согласно его прогнозу, рост инфляции по всему миру вынудит Центральные банки многих стран ужесточить денежно-кредитную политику и поднять базовые ставки. В противном случае может начать раскручиваться спираль заработной платы и цен.

Задача большинства экономик, вероятно, в том, чтобы на фоне разрыва логистических цепочек из-за геополитики и пандемии попытаться уменьшить спрос и снизить экономическую активность, что поможет домохозяйствам с низким доходом пережить инфляционные всплески.

В то же время, весь мир наблюдает за «успехами» турецкой «эрдоганомики», когда власти страны пошли против классических правил и значительно снизили базовую ставку при высокой инфляции. Это привело к еще большему ее росту: например, Moody’s ожидает рост цен в Турции до конца года на уровне 52%. Но при этом в стране уменьшилась безработица, значительно увеличился экспорт, качественно растет промышленное производство.


Аналитик Жанетта Махамбетова, редактор Никита Марычев

InvestFuture.ru






Новости по теме

{related-news}

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry