К осени евро выйдет на максимум года

На волне инерционного укрепления доллара евро может потерять в цене и ещё, однако рынок держит в уме идею, что самое позднее к осени у европейской валюты появятся вновь поводы как следует подорожать.

Сверхмягкая политика ЕЦБ по скупке активов в этом году закончится. А просигналить о точных сроках, произойдёт ли это окончание уже до конца сентября или же до конца года, ЕЦБ придется заблаговременно, уже летом: после заседания 14 июня или, самое позднее, 26 июля, потому что следующее состоится только в сентябре. Причем на данный момент как базовый сценарий рынки рассматривают как конец политики смягчения в Европе именно сентябрь, поскольку официальные лица ЕЦБ не устают в интервью и официальных заявлениях подтверждать: плоды своей мягкой политики они считают успешными, а некоторое замедление роста и темпов инфляции в 1 квартале 2018 рассматривают как временное явление, в то время как по прогнозам они ждут и продолжения инфляционного давления в 2018-2019 годах, и выход на хорошие темпы развития экономики.

Нарастают и желание представителей в ЕЦБ от крупнейших северных и западных экономик Европы завершить период мягкой политики как можно скорее. В этом плане знаковой можно считать пресс-конференцию в понедельник 14 мая главы Банка Франции господина Виллеруа де Гало. Хотя он и упомянул, что тема, закончатся ли покупки активов именно в сентябре или же в декабре, не является «глубоким экзистенциальным» вопросом, но по ходу общения с прессой сказал главное: «Время, когда наши чистые покупки активов закончатся, приближается», а ЕЦБ «не будет откладывать выход из программы количественного смягчения ради того, чтобы помочь ряду государств еврозоны справиться с их долговыми проблемами».

Глава Банка Франции сделал и ещё более сильное заявление, упомянув, что ЕЦБ будет необходимо внести своевременно корректировки в традиционный текст заявления по монетарной политики, которое публикуется по итогам каждого заседания. «Что касается первого повышения ставки, то мы могли бы дать дополнительные указания по его срокам: «после» означает несколько кварталов, но не лет». Речь идет об уже навязшей на зубах у многих фразе ЕЦБ о том, что процентные ставки будут оставаться не нынешних крайне низких уровнях в течение «продолжительного периода времени, и далеко за пределами горизонта окончания программы покупки активов»: the Governing Council expects the key ECB interest rates to remain at their present levels for an extended period of time, andwell past the horizon of the net asset purchases. Предложение дополнить эту фразу упоминанием в ней конкретного периода времени, чему равен в месяцах или кварталах этот «горизонт» после окончания программы покупки активов, является довольно радикальным со стороны представителя в ЕЦБ одной из ведущих стран.

Давно мечтает положить конец сверхмягкой политике и немецкий Бундесбанк. Неизвестно по какой причине, но как раз в день достижения парой EUR/USDминимума 1.1822 9 мая и уже после небольшого отскока, в интервью именно одному из немецких изданий обмолвился о желательности 6-месячного или, может быть, 9-месячного периода между окончанием программы скупки активов и первым повышением ставки и председатель Банка Литвы Витас Василяускас. Похоже уже, что все это звенья одной цепи, и таким образом регулятор устами то одного, то другого своего представителя плавно готовит рынки к будущим изменениям в своей политике — для того, чтобы рынки учитывали эти будущие перемены заранее и постепенно, и чтобы это не вызвало впоследствии ближе к осени взрывной и вертикальный рост евро, когда перемены будут отражены наконец-то и в официальном тексте сопроводительного заявления ЕЦБ, и в ответах на вопросы журналистов самого председателя ЕЦБ Марио Драги. Но так или иначе, очевидно, что новые настроения инвесторов по отношению к евро неизбежно проявятся в тот или иной момент в течение не просто этого года, а прямо в ближайшие месяцы, и пара EUR/USD сможет или постепенно, или в результате более быстрого движения вновь вернуться к 1.25, а затем и переписать свой годовой максимум.

Сказанное отнюдь не означает, конечно, что нынешнее инерционное движение вниз по паре EUR/USD не может привести евро сначала на еще более низкие уровни, и лишь затем падение готово будет в определенный и технически удобный момент смениться ростом. Вот только громким ожиданиям совсем уж сильного и глубокого снижения евро в ближайшее время, вряд ли суждено сбыться. Этот момент с ожиданиями снижения по евро мы уже, собственно, проходили дважды. Сначала прошлым летом, когда в итоге EUR/USD дорос до 1.20. А затем и осенью, когда пара после одного из заседаний ЕЦБ и с некоторой помощью Марио Драги всё-таки смогла откатить в октябре с трудом вплоть до 1.1550, после чего вернулась до конца года и к 1.20, и уже зимой 2018 года поднялась еще выше — к 1.25. А ведь на тот период от ЕЦБ были лишь очень нежные, почти что «голубиные» и еле слышные намеки на возможный выход из смягчающих программ, больше додуманные экспертами и журналистами, нежели произнесенные кем-то из официальных лиц ЕЦБ вслух. Позднее Драги стал смелее изъясняться, но по большому счету его речи все еще умеренны и проникнуты миролюбием. Только представьте, какой же евробум может начаться, когда риторика ЕЦБ станет намного более явственно «ястребиной».

Напомню, что и технически область 1.17, например, является районом 38.2% отката по Фибоначчи от всего роста EUR/USD с 1.0339 в январе 2017 до 1.2550 в феврале 2018, так что весь нынешний весенний спад по EUR/USD вполне и даже более чем с запасом пока укладывается в коррекционный сценарий по евро в рамках суммарного более крупного тренда на укрепление европейской валюты. Причём и уровень 1.17 больше похож на крайний сценарий, который EUR/USD может и «не потянуть», так что и ослабление евро может смениться ростом уже на более высоких уровнях. Последний раз до 1.17 пара EUR/USD ненадолго откатывала вниз в декабре 2017 как раз перед последующим уверенным броском в область 1.25, так что для покупателей уровни 1.17 и даже выше являются памятно-привлекательными, если не где-то даже пограничными.

Затрагивая фундаментальные причины нынешнего снижения пары EUR/USD, так же не могу не упомянуть их в целом несколько эфемерный, на мой взгляд, характер. Большинство экспертов связывают снижение пары EUR/USD одновременно как с ослаблением позиций европейской валюты, так и с укреплением доллара. Действительно, темпы роста ВВП еврозоны упали в 1 квартале 2018 до +0.4% по сравнению со средним темпом +0.6% в 3 и 4 кварталах 2017, но это всего лишь данные за один квартал пока что, при том что более высокие темпы роста держались в еврозоне намного дольше. А потребительская инфляция CPI в Европе показала ослабление ценового давления с +1.5% большую часть 2017 года и вплоть до конца 2017 года до +1.4% по данным на начало апреля и, наконец, до +1.2%, согласно публикации 2 мая. Но все мы знаем, и как быстро месяц от месяца меняются данные, и насколько «большое» значение этим изменениям придают регуляторы в лице центробанков, если принципиальные решения об изменениях в политике ими уже приняты.

Теоретически пока тот и другой фактор могут формально оставить ЕЦБ в состоянии мягкой политики чуть более длительное время, что подчеркивает в моменте разницу в подходах с ФРС США, который все же поднимает процентные ставки. Хотя и медленнее ожиданий большинства, но всё же за 3 года ФРС увеличил ставку по Федеральным фондам в общей сложности с минимального за всю историю диапазона 0% — 0.25% до 1.5% — 1.75% к настоящему моменту и предполагает подтянуть этот диапазон вверх ещё на 0.5% или более до конца года. Однако не забудем и о том, что ФРС испытывает не меньшие противоречия: базовая годовая инфляция Core CPI в США также выросла в апреле всего лишь первый раз за много месяцев до 2.1%, после того как не превышала 1.8% на протяжении 10 месяцев, и официальные лица ФРС напоминают то и дело, что некоторое ускорение инфляции связано пока что больше с внешним ростом цен на нефть, но не слишком подкрепляется внутренним ростом покупательной способности: зарплаты выросли по месяцу всего на 0.1%, а предыдущий рост зарплат 0.3% дезавуирован и пересмотрен статистическим ведомством США лишь до 0.2%. Последние данные по инфляции за 9 и 10 мая в США также не воодушевили рынки, в результате выхода этой статистики надежды на пару лишних подъёмов ставки как раз и поутихли, а вместе с ними приостановился именно тогда и рост доллара — что наводит на мысль как минимум о дороге с двусторонним, а не с односторонним движением на валютном рынке.


Оригинал материала опубликован на портале «Вести.Экономика»