Косыгинская реформа: упущенные возможности

Косыгинская реформа: упущенные возможности

Косыгинская реформа, осуществленная в 1965—1970 гг., была направлена на изменение системы планирования и управления народным хозяйством в СССР. Были внедрены новые экономические методы управления, расширилась хозяйственная самостоятельность предприятий, широко использовались приемы материального стимулирования. Однако отношение к реформе в стране было неоднозначное.

Реформа состояла из пяти групп мероприятий:

1) Ликвидировались органы территориального хозяйственного управления и планирования — советы народного хозяйства, созданные в 1957 г., предприятия становились основной хозяйственной единицей. Восстанавливалась система отраслевого управления промышленностью, общесоюзные, союзно-республиканские и республиканские министерства и ведомства.

2) Сокращалось количество директивных плановых показателей (с 30 до 9-ти). Действующими оставались показатели по: общему объему продукции в действующих оптовых ценах; важнейшей продукции в натуральном измерении; общему фонду заработной платы; общей суммы прибыли и рентабельности, выраженной как отношение прибыли к сумме основных фондов и нормируемых оборотных средств; платежам в бюджет и ассигнованиям из бюджета; общему объему капитальных вложений; заданий по внедрению новой техники; объему поставок сырья, материалов и оборудования.

3) Расширялась хозяйственная самостоятельность предприятий. Они обязаны были самостоятельно определять детальную номенклатуру и ассортимент продукции, за счет собственных средств осуществлять инвестиции в производство, устанавливать долговременные договорные связи с поставщиками и потребителями, определять численность персонала, размеры его материального поощрения. За невыполнение договорных обязательств предприятия подвергались финансовым санкциям, усиливалось значение хозяйственного арбитража.

4) Ключевое значение придавалось интегральным показателям экономической эффективности производства — прибыли и рентабельности. За счет прибыли предприятия получали возможность формировать ряд фондов — фонды развития производства, материального поощрения, социально-культурного назначения, жилищного строительства, др. Использовать фонды предприятия могли по своему усмотрению (разумеется, в рамках существующего законодательства).

5) Ценовая политика: оптовая цена реализации должна была обеспечивать предприятию заданную рентабельность производства. Вводились нормативы длительного действия — не подлежащие пересмотру в течение определенного периода нормы плановой себестоимости продукции.

Новая система народнохозяйственного планирования была закреплена в ст. 16 Конституции СССР 1977 г.: «Экономика СССР составляет единый народнохозяйственный комплекс, охватывающий все звенья общественного производства, распределения и обмена на территории страны. Руководство экономикой осуществляется на основе государственных планов экономического и социального развития, с учетом отраслевого и территориального принципов, при сочетании централизованного управления с хозяйственной самостоятельностью и инициативой предприятий, объединений и других организаций. При этом активно используется хозяйственный расчет, прибыль, себестоимость, другие экономические рычаги и стимулы».

Косыгинская реформа: упущенные возможности

Алексей Николаевич Косыгин

Разработкой и проведением комплекса экономических мер занимался председатель Совета Министров СССР А. Н. Косыгин. В современном мире многие считают Алексея Николаевича одним из самых способных и волевых руководителей советского правительства в послевоенные годы. Такой точки зрения придерживаются не одни коммунисты, но и сторонники демократической и либералистической идеологий. Не раз можно услышать в их разговорах словосочетание «Косыгинская реформа». Ее суть заключается в том, чтобы спасти страну от экономического развала. Однако творение Косыгина не справилось с отведенной ему ролью и даже усугубило положение не только экономики, но и всего государства в целом.

Алексей Николаевич Косыгин родился в 1904 г. в Санкт-Петербурге. В 15 лет Алексей, на тот момент ученик Петровского реального училища, отправляется добровольцем в Красную армию, где строил оборонительные сооружения. А через 3 года вернулся в Петроград и окончил обучение. Именно с учебы в кооперативном техникуме началась карьера Алексея Николаевича. Получив диплом, молодой специалист уехал в Сибирь развивать промкооперацию. Работая в одном из производственных кооперативов, Косыгин был очень высоко оценен начальством. Со слов современников, ему идеально подходило жить во времена НЭПа. К сожалению, все мечты будущего реформатора пошли прахом, когда было объявлено об окончании кооперативной программы. В 1930 г. он возвратился в Ленинград и поступил в текстильный институт.

В 1935 г. карьера Косыгина начала стремительное движение вверх. За 2 года он сумел вырасти от мастера текстильной фабрики «Октябрьская» до ее директора. Но управлял предприятием он чуть больше года: успехи Косыгина на этой должности оказались настолько разительными, что в 1938 г. он назначен председателем исполкома Ленинградского Совета рабочих и крестьян. Стремительность, с которой этот человек двигался по карьерной лестнице, невероятна: спустя год его назначили на пост наркома текстильной промышленности Советского Союза. Он был профессионалом высочайшего класса. Отличительной чертой всей деятельности Алексея Косыгина было полное нежелание участвовать в интригах и подковерной борьбе за власть.

Косыгинская реформа: упущенные возможности

ВОВ, «Дорога жизни»

Грянула Великая Отечественная война. Косыгин в июне 1941-го был назначен Сталиным заместителем председателя Совета по эвакуации промышленных предприятий. Чиновник возглавил группу инспекторов, которая управляла отправкой в эвакуацию на Восток более 1500 стратегически важных заводов и фабрик страны. Зимой 1942-го на его плечи легла тяжелейшая задача: снабжать блокадный Ленинград продовольствием и создать «Дорогу жизни» по Ладожскому озеру. Историки, анализируя действия молодого Косыгина, сходятся во мнении, что он сделал все, что мог. А в 1943-м Алексей Николаевич уже возглавлял Совет Народных комиссаров РСФСР. Это назначение было свидетельством высочайшего доверия руководства.

После Великой Отечественной войны Косыгин вошел в состав членов Политбюро. Сталин считал Косыгина прекрасным гражданским специалистом и не раз ставил в пример, однако не разрешал ему участвовать в управлении государством. Вождь придерживался мнения, что министру легкой промышленности недоставало «начальственного» опыта для обсуждения серьезных дел. Нередко глава государства называл Косыгина «Легковиком». Но все изменилось с приходом к власти Хрущёва – Алексей Николаевич стал председателем Госплана СССР. А при Брежневе в 1964 г. возглавил Правительство СССР.

Косыгинская реформа: упущенные возможности По мнению Косыгина, модернизация в хозяйстве могла стать ключом к успеху развития страны, а социалистический строй только мешал этому: адекватного народного хозяйства не имелось, поскольку каждое ведомство пребывало в полной обособленности от других, а начальство на полном серьезе могло мешать своим конкурентам заниматься деятельностью. Одним из самых распространенных моментов было, когда одна организация производила продукцию и транспортировала почти в другой конец страны, в то время как другая организация, расположенная в том же городе, что и первая, испытывала потребность именно в этой продукции, но ее обслуживало совершенно иное ведомство.

Другая причина тяжелого состояния экономики заключалась в том, что все считалось в «валовой продукции» народного хозяйства, но ее показатели были несовместимы с реальностью. Нередко случалось, когда в официальных отчетах по 5 раз учитывался промежуточный или готовый продукт, а то и всё сразу. Для увеличения тех самых бумажных показателей могли выпускать дешевые и некачественные товары и использовать какие-нибудь дорогие материалы для их украшения. Цена изделий подпрыгивала в несколько раз, население отказывалось их покупать, и продукт просто уничтожался или же, если говорить о сельском хозяйстве, просто-напросто гнил на складах в неимоверных количествах, порой доходя до десяти тысяч тонн.

Косыгинская реформа: упущенные возможности В качестве примера: на шинном заводе руководство приняло решение удешевить стоимость одной автомобильной покрышки. Вот только она стала проходить на 10 тыс. км меньше, а покупатель оставался в убытке приблизительно на 25 руб. Парадокс, но работников предприятия премировали за «экономию», тогда как об убытках покупателей никто и не думал. В некоторых отраслях, например строительной отрасли, ситуация доходила до полного абсурда. Подрядчики брались только за рытье котлованов и заливку фундаментов, поскольку на бумаге именно эта работа была наиболее выгодной. А вот уже настоящим возведением зданий и их отделкой никто не занимался. Количество незавершенных строек неуклонно росло, колоссальные ресурсы уходили в никуда.

Подобные намеренные «ошибки» руководителей предприятий, несомненно, приводили к улучшению графиков и росту «валовой продукции», но развитие экономики в таких условиях стало невозможным. Напрасно трудились миллионы человек, неизвестно, куда уходили денежные средства государства. Но, что хуже всего, так это то, что население страны оставалось без необходимых для жизни товаров. Со всем этим должна была справиться экономическая реформа Косыгина.

Косыгин выступил с идеей, что производитель обязан нести строгую ответственность за всю выполняемую работу, соблюдать условия и сроки производства. И предложил ряд преобразований: во-первых, дать кадровым службам организаций самим контролировать наем рабочих, во-вторых, ввести фиксированные размеры усредненных показателей производительности труда, в-третьих, установить среднюю заработную плату, в-четвертых, разрешить фирмам обращаться за государственными займами, если это нужно для развития производства, в-пятых, ввести государственные поощрения за качество труда. И после долгих обсуждений, в сентябре 1965 г. пленум ЦК КПСС постановил, что Косыгинской реформе быть.

Косыгинская реформа: упущенные возможности Алексей Косыгин надеялся, что при введении показателя настоящей реализации продукции организации прекратят выпускать никому не нужные вещи и направят свои усилия на производство качественных, пользующихся спросом населения товаров.

Необходимо отметить, что начало косыгинской реформы оказалось очень обнадеживающим и многообещающим в перспективе. В частности, на Щекинском химическом комбинате сократили половину сотрудников, увеличили заработную плату оставшимся, в результате чего производительность труда и качество выпускаемой продукции возросли вдвое. В одном из совхозов размеры заработной платы сотрудников в результате разумной хозяйственной деятельности выросли в несколько раз. Почти каждый из работников за какие-то пару месяцев получил достаточно средств для покупки любого выпускавшегося в те времена автомобиля.

Всем казалось, что экономическая реформа имеет потрясающие результаты. К несчастью, это была лишь иллюзия, так как столь прекрасные показатели достигались исключительно из-за созданных «тепличных» условий, что в условиях настоящей экономики недостижимо. Пользуясь положением первопроходцев, многие организации только и просили у государства средства, а их начальство нередко прикарманивало часть денег.

Косыгинская реформа: упущенные возможности Надо сказать, Косыгинская реформа была встречена в СССР совершенно неодинаково. Талантливые хозяйственники увидели шанс увеличить свое материальное благосостояние. Другие придерживались мнения, что экономика вскоре развалится. «Передовики» стали искать все возможные и невозможные предлоги для увеличения государственного спонсирования.

Руководство Госплана столкнулось со множеством проблем. Так, прибыль теоретически увеличилась, за ней стали расти показатели инфляции. Получалось так из-за того факта, что предприятия пускали излишки доходов на одно увеличение заработной платы рабочих. О выделении денег на развитие хозяйства или производство новых товаров, или строительство жилья для сотрудников не шло и речи: такого не было в плане, а значит, не могло быть в жизни.

Помимо этого, никто не занимался анализом рынков, и было очень сложно спрогнозировать, будет ли пользоваться спросом у потребителей новый товар. Как результат, производительность труда частично увеличилась, а вот величина заработных плат выросла в несколько раз. Иными словами, у населения появились свободные деньги, однако приобрести на них что-либо оказалось почти невозможно, так как товаров повседневного и повышенного спроса не было на полках в магазинах. Можно сделать вывод, что Косыгинская реформа решила немало проблем, взамен создав новые. Можно сказать, что она изменила полюса экономики.

Косыгинская реформа: упущенные возможности Главной целью стала прибыль, которая выражалась в процентах от себестоимости. Проще говоря, связь стала такой: чем больше цена товара, тем больше доходов у производителя. Отсюда родилась мысль о выгодности повышения себестоимости продукции. Также стало ясно, что если снижать ее, то можно поставить свою организацию в невыгодное положение. Исчезло стремление совершенствовать производство, остался лишь безудержный рост цен. Помимо этого, начал свое формирование мелкий капитализм, когда главной целью стало получение прибыли, даже ценой здоровья потребителей. Дело в том, что при плановой экономике в модернизации производства были заинтересованы абсолютно все. Теперь же руководство сознательно не подпускало работников к развитию предприятий.

По прошествии стольких лет можно утверждать, то именно тогда был начат процесс приватизации. В итоге в «минусах» остались все: производители, их работники и потребители. Для государства эта стратегия также не принесла ничего положительного: процесс развала экономики был начат, что особенно ярко проявилось в союзных республиках.

Косыгинская реформа: упущенные возможности По мнению современных экономистов, реформа была обречена на неуспех из-за целого ряда причин. Наиболее существенными из них были:

1) Непоследовательность и половинчатость, содержавшиеся непосредственно в самом замысле реформы. Сочетание экономических начал с жестко централизованной плановой экономикой, как показывает мировой и отечественный опыт, дает лишь кратковременный эффект, а затем вновь происходит доминирование административных принципов и подавление экономических.

2) Некомплексный характер реформы. Ни о какой демократизации производственных отношений, изменении форм собственности и перестройке политической системы речь даже не шла.

3) Слабая кадровая подготовленность и обеспеченность реформы. Инерция мышления руководящих хозяйственных кадров, давление на них прежних стереотипов, отсутствие творческой смелости и инициативы у непосредственных исполнителей преобразований обусловливали половинчатость замысла реформы и обрекали ее в итоге на неудачу.

4) Противодействие реформе со стороны партийного аппарата и его руководителей (Л. И. Брежнева, Н. В. Подгорного, Ю. В. Андропова), боявшихся, что экономика может выйти из-под партийного контроля, а реформа – поставить под сомнение сущность социалистического строя.

5) Чехословацкие события 1968 г., где аналогичные новации привели к началу демонтажа политической системы, что очень испугало советское руководство.

Можно сделать вывод: идеи, заключенные в Косыгинской реформе, не были лишены смысла и несли развитие экономическому сектору страны, однако страна и ее население оказались не готовы к столь значительным переменам.

Дмитрий Паркин, Финансовый университет при Правительстве РФ