Повышение НДС: необязательно и неопределенно

Правительство анонсировало повышение постепенное пенсионного возраста до 65 для мужчин и 63 для женщин, а также повышение НДС с 17% до 20%. Если первый шаг действительно можно считать неизбежным, да и не последним в реформировании пенсионной системы вследствие ее нежизнеспособности даже в среднесрочной перспективе (чтобы обеспечить пенсиями людей в 2025 г., их необходимо было бы поднять социальные взносы до 34% к 2015 г. до 44% к 2050 г.), то повышение НДС кажется совсем необязательным, считает Всеволод Лобов, руководитель аналитической службы ИК «ДОХОДЪ».

Дополнительные ресурсы не существенны для бюджета

В результате применения этой меры Минфин планирует получить дополнительные 600 млрд руб. доходов, то есть около 3,9% от доходов федерального бюджета и лишь около 1,9% от консолидированного бюджета. Конечный эффект этого маневра будет, вероятно, меньше на 10-20% в результате сохранения льготных ставок НДС (если они сохраняться в том же размере).

Этих денег явно недостаточно для финансирования амбициозных планов, поставленных президентом после последних выборов. Если направить все дополнительные ресурсы на образование и медицину в рамках всей страны, то это увеличит соответствующие расходы лишь на 9,8%, чего можно было бы добиться рациональным распределением статей внутри существующего бюджета.

Что можно было бы предпринять вместо повышения НДС?

НДС можно и нужно было бы повышать, когда прочие возможности ставили бы под угрозу стабильность государственных финансов (например, при высоком дефиците бюджета или внешнем долге). Однако мы не наблюдаем такой угрозы в настоящий момент, исключая проблемы пенсионной системы.

Рациональным шагом должно являться, во-первых, повышение эффективности государственного управления (расходования бюджетных средств) и, во-вторых, увеличение долга (в том числе внешнего) для ускорения роста экономики и достижения стабильного развития. Первое в любом случае должно являться частью стратегии развития. Алексей Кудрин, по всей видимости, будет стараться заниматься этим на посту главы Счетной палаты. Последнее, вероятно, является неприемлемым шагом, учитывая уровень внешнеполитической напряженности, и продолжит быть одним из главных факторов, сдерживающих экономический рост в России.

Если повышение НДС является частью реформы пенсионной системы вместе с повышением пенсионного возраста, перехода на новую накопительную систему, снижения (как можно было бы надеяться) ставок социальных взносов (составляющих огромные 30%), то оно могло бы быть приемлемо. Однако налогоплательщикам пока этого не разъяснили.

Главное последствие – неопределенность

Вообще говоря, повышение НДС — достаточно распространенная практика во многих странах мира, особенно начиная с 2000 г., когда многие из них столкнулись с высоким дефицитом бюджета (прежде всего из-за необходимости обслуживать долг). Так, Германия в 2007 г. повысила НДС с 16% до 19%. В Великобритании НДС был повышен в 2011 г. с 17,5% до 20%. Основываясь на опыте этих стран, мы достаточно точно можем предсказать обычные последствия этого шага.

Цены на потребительские товары, облагаемые по стандартной ставке налога, вырастут в первые несколько недель после его повышения на 1,3-1,8%. Некоторые продовольственные товары (облагаемых по ставке 10%, которую пока обещано не повышать), такие как мясо, птица, яйца молоко, соль, сахар, не должны подорожать. В целом инфляция в 2019 г. может вырасти на 0,6-1,2% и прийти в норму к концу года. Мы ожидаем, что рост цен на пике (в середине 2019 г.) может доходить до 7%, а в начале 2020 г. вернется ниже 6%. Экономическая активность, как правило, незначительно снижается в первое время после повышения НДС, но подобное повышение, как правило, не приводило к существенному отрицательному влиянию на экономический рост в среднесрочной перспективе. Очевидно, что вследствие роста затрат потребительский спрос будет восстанавливаться гораздо медленнее ожиданий, но этот фактор можно несколько сгладить повышением пенсионных выплат.

Основанная же проблема здесь кроется в неопределенности. И не столько в определенности относительно будущего, сколько в нарушении текущих ожиданий, на которых построены бизнес-планы и стратегии. Банк России вынужден пересматривать свою денежно-кредитную политику, фактически на полтора года приостанавливая снижение ключевой ставки. Стоимость долгосрочного финансирования возрастает с ростом неопределенности относительно действительного влияния повышения налогов на инфляцию. Все это создает большие неудобства непосредственно бизнесу, который вновь несколько приостановит планы развития. И это первый и не последний случай неожиданных перемен.






Новости по теме

{related-news}

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry