Для Эрдогана настало время расплачиваться за рост экономики Турции, подпитанный долгами

На повторных выборах мэра Стамбула, которые прошли в минувшее воскресенье, победил представитель оппозиции. Судя по всему, крупнейший город страны действительно нуждается в новом руководстве. А это явный показатель растущего отчаяния по поводу экономической катастрофы, постигшей страну при режиме президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Да, Эрдоган действительно не раз за 16 лет пребывания у власти выполнял обещания о мощном экономическом росте. Росте, который стал возможным за счет активного расширения долга. Он предоставлял кредиты своим друзьям в сфере недвижимости и строительства, которые заполняли все монументальными инфраструктурными проектами.

Теперь пришло время платить по счетам. За последние 2 года финансисты не раз обращали внимание на ошеломительные объемы долгов крупных турецких компаний. И их пугает перспектива того, что эти долги так и не будут погашены. Инвесторы вывели свои деньги из страны, лира упала более чем на 40% по отношению к американскому доллару.

Инфляция в годовом исчислении составила 19%, что ударило как по обычным людям, так и по компаниям. Фермеры платят гораздо более высокие цены за импортные удобрения и топливо для своих тракторов. Расходы семей на ряд продуктов, в том числе на овощи и яйца, увеличились. Заводы платят невероятно крупные суммы за импортные запчасти. Официальный уровень безработицы превышает 14%.

Серьезную обеспокоенность вызывают компании в сфере строительства. Именно они стали настоящим «золотым дном» для Эрдогана. Однако сейчас их балансы сокращаются на фоне падения лиры. В основном у этих предприятий долларовые долги. И по мере того, как турецкая валюта теряет стоимость, бремя увеличивается. А доходы в лирах могут привести к тому, что компании окажутся просто неплатежеспособными. Согласно официальным данным, по состоянию на конец 2018 года среднесрочная и долгосрочная задолженность Турции в иностранной валюте должна была составить $328 млрд, в основном в долларах. Примерно две трети приходится на частные компании.

Учитывая, что объем экономического производства Турции в прошлом году составил $766 млрд, эти долги огромны.

Словом, экономические факторы объясняют усиливающееся беспокойство по поводу пребывания Эрдогана в должности. Культивируя власть за счет снижения роли военных в жизни страны, позволяя мусульманам исповедовать свою веру в отрыве от секуляризма, Эрдоган в последние годы основательно подорвал демократические институты, подавив инакомыслие.

На прошедших выборах мэра Стамбула избиратели отдали предпочтение кандидату от основной оппозиционной Республиканской народной партии. Это произошло в городе, в котором началась политическая карьера Эрдогана четверть века назад. Таким образом, они выразили общее недовольство режимом.

При этом, у Турции огромные экономические возможности: сравнительно молодое население, которое составляет 80 млн человек, растущий средний класс, расположение между Европой и Азией, великолепные пейзажи, которые являются основной крупной туристической индустрии.

Однако нельзя забывать, что Турция долгое время зависела от импортных товаров и денежных средств, заимствованных в иностранной валюте. А это делает падение лиры особенно болезненным процессом.

За вторую половину 2018 года экономика окунулась в рецессию. В первые 3 месяца 2019 года возобновился скромный рост, поскольку экономика выросла на 1,3% по сравнению с предыдущим кварталом. Однако большинство экономистов считают, что это временное явление, так как Эрдоган направил расходы на повышение благосостояния в преддверии местных выборов в конце марта.

В целом ситуация не радует. Эксперты не видят путей улучшения сложившегося положения.

Центробанк поддержал краткосрочные процентные ставки на уровне 24%, чтобы предотвратить отток большего объема денег. Высокие процентные ставки заставляют инвесторов повышать вознаграждение за риск того, что приходится хранить свои деньги в Турции.

Но высокие ставки также повышают стоимость заимствований для турецких предприятий и потребителей. Продажи автомобилей падают, новые предприятия сталкиваются с огромными препятствиями, экономическая активность снижается.

Эрдоган выступал против высоких процентных ставок, считая их причиной инфляции. Он призывал снижать их, чтобы возобновить рост. Он мог бы воспользоваться своей властью, чтобы провести снижение процентных ставок, вызвав очередной всплеск кредитования в экономике. Перспективы предприятий, по крайней мере, на какое-то время улучшились бы. Он мог бы увеличить правительственные расходы, воспользовавшись официально низким уровнем госдолга Турции.

Но это привело бы к очередному падению лиры. В итоге вера в экономическое руководство Турцией упала бы. Результатом может стать рост инфляции, которая, в свою очередь, что усилит давление на потребителей и бизнес.

Либо Эрдоган может согласиться на то, что давно отверг: темпы роста гораздо ниже 6% и 7% в год, к которым он привык, пока корпоративный сектор с грехом пополам выйдет на путь платежеспособности.

Итог выборов мэра Стамбула говорит об одном. Жителей крупнейшего города Турции не устраивает человек, отвечающий за страну.

Международные рынки вполне удовлетворены возможностью ослабления позиций Эрдогана. Лира немного выросла на торгах в понедельник. Те, кто контролирует деньги, больше не доверяют турецкому президенту и наслаждаются перспективой того, что рычаги управления экономикой будут в руках другой партии.






Новости по теме

{related-news}

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry