Российский рынок IPO может вырасти в 2021 году

Совокупный объем размещений акций российский компаний в 2021 году может превысить показатель прошлого года, если на рынке сохранятся благоприятные условия. Об этом, а также о том, как работают pre-IPO фонды, позволяющие инвестировать в непубличные компании, российском дисконте в сделках, а также о том, кто покупал бонды Telegram, рассказал в интервью «Прайм» в рамках ПМЭФ партнер, заместитель генерального директора инвестиционной компании «АТОН» Павел Соколов.

— Вы принимаете участие в ПМЭФ. С кем планируете встречи в рамках форума?

— С делегацией Катара, например. Тут могут быть совершенно разные пути взаимодействия. В первую очередь Катар является крупным инвестором. Если посмотреть на размещение конвертируемых облигаций Telegram, то фонд Mubadala, например, зашел в сделку. И если в будущем у нас будут подобные истории, то, возможно, это будет интересно и Катару.

С другой стороны, мы сами делаем очень много интересных сделок pre-IPO. Когда мы проводим подобные сделки, нам нужны уже инвесторы, которые проинвестировали в какие-то компании, готовящиеся к IPO, и катарский фонд, как я уже отметил, достаточно крупный инвестор, так что могут быть совершенно разные неожиданные точки соприкосновения.

— «АТОН»был одним из организаторов размещения бондов Telegram, держатели которых будут иметь возможность конвертировать их в акции компании в случае проведения IPO. Можете рассказать, кто покупал облигации Telegram?

— Сделка была очень интересной. В первой сделке, когда Telegram размещал дебютные бонды, было несколько агентов по размещению: мы отвечали за размещение в России. Во второй сделке, когда было доразмещение бондов, мы действовали как агент самостоятельно. Поэтому мы можем говорить про ту часть, к которой мы имели непосредственное отношение.

В основном покупатели — это институциональные клиенты, особенно в первой сделке, поскольку были ограничения по минимальному объему, нужно было подписывать соответствующие документы о неразглашении.

Во втором транше было уже значительно легче, потому что бумага уже торговалась, легче было покупать и продавать, поэтому среди покупателей были и крупные частные инвесторы.

— Планирует ли Telegram новые, возможно, публичные размещения бондов?

— Любой компании необходимо развиваться. И здесь есть два пути: монетизация либо привлечение средств инвесторов. Я не думаю, что Telegram будет еще выпускать бонды. Они закрыли на ближайшие год-два свои потребности в кэше. Поэтому сейчас можно взять некую паузу.

Если посмотреть на структуру этих конвертируемых облигаций, то понятно, что любая сделка с equity очень выгодна инвесторам: если это IPO, то большой дисконт, если это продажа доли, то там предусмотрена акселерация этих бондов. Поэтому на каком-то длинном горизонте — до пяти лет — они, возможно, могут что-то сделать. Но нам про эти планы ничего не известно. Мы надеемся, если они будут делать какую-то сделку, им в этом помочь.

— Совокупный объем IPO и SPO на российском рынке составил в 2020 году около $7,6 млрд. Какой объем размещений ожидается в этом году?

— С начала года общий объем размещений (IPO и SPO) превысил $3.8 млрд. Прошло крупнейшее IPO FixPrice, размещение Segezha Group, несколько сделок на вторичном рынке. Если благоприятные условия на рынке IPO сохранятся, то в 2021 мы вполне можем увидеть объемы размещения, превышающие показатели 2020 года. Напомню, что в 2020 году рыночные условия были благоприятными для IPO только во второй половине года.

Также прошлый год охарактеризовался масштабным притоком средств частных инвесторов на финансовый рынок, что стало следствием как радикального снижения процентных ставок, так и упрощения доступа к торгам. Эта тенденция наблюдалась не только в России, но и во всем мире. Тем не менее у нас в стране этот тренд выявил проблему «узости» рынка, в то время как в других странах гораздо выше ликвидность и очень много интересных историй. Недостаток возможностей для диверсификации привел к тому, что наши граждане активно приобретали ценные бумаги зарубежных эмитентов. Растущий спрос, очевидно, должен привести к росту предложения новых финансовых инструментов на российском рынке, в том числе, за счет проведения IPO, что должно исправить положение.

— Можем ли мы увидеть новые рекордные размещения в этом году? Или рекорд останется за IPO Fix Price — крупнейшим размещением после сделки Мегафона 2012 года?

— Скорее всего, размещение Fix Price останется рекордным по объему в этом году. Рекордное по объему размещение FixPrice может только превзойти IPO компании СИБУР, в случае если компания все же решится на проведение размещения.

— Компании из каких секторов экономики готовят размещения? Может быть, медицина, фармацевтика?

— На самом деле, есть компании, в том числе в медицине и фармацевтике, которые обсуждали и могут быть кандидатами на проведение IPO. Также есть компании в сельском хозяйстве и горнодобывающем секторе, в транспорте, интернет-сервисах, ритейле и финтехе. Многие компании на слуху, о многих говорят. Вполне возможно, что-то и увидим.

—Как Вы считаете, готов ли рынок к IPO компаний финансового сектора? Или инвесторам все равно, из какого сектора компания, главное, чтобы была интересная история?

— Рынок точно готов. Как я уже сказал, ликвидности на рынке очень много и все зависит от конкретной истории. Если это качественная, быстрорастущая история, особенно в технологичном секторе, конечно, да.

—Можете рассказать, как работают pre-IPO фонды? Правильно я понимаю, что речь идет не только о российских компаниях, но и о глобальных игроках?

— Основная идея pre-IPO фонда — дать возможность индивидуальным, квалифицированным, состоятельным инвесторам с минимальным чеком в $100 тысяч проинвестировать в Pre-IPO компании. Pre-IPO компании — это фактически частные компании, которые с большой вероятностью могут стать публичными на горизонте 3-5 лет. Хотя сделки на этом рынке не стандартизированы как на публичном рынке, инвесторы вполне могут стать акционерами в интересных и быстрорастущих компаниях до их выхода на публичный рынок.

Например, инвесторы могут стать акционерами такой компании, как Robinhood — лидирующего американского дисконтного брокера до его IPO. Это непубличная на настоящий момент компания, но ее бизнес очень динамично развивается. Стать инвестором такой компании крайне сложно даже для состоятельных инвесторов, так как надо либо иметь возможность участвовать в раундах финансирования компании, либо найти фонд или инвестора, готовых продать свои акции, который проинвестировал в компанию на более ранних этапах. Это достаточно крупные по объему сделки, которые обычно исчисляются десятками миллионов долларов, что серьезно ограничивает круг потенциальных инвесторов. Такие сделки в последнее время в России пользуются достаточно большим спросом.

Основной интерес у инвесторов вызывают международные компании, хотя в последнее время мы видим определенный интерес и к российским pre-IPO компаниям. За последние несколько лет мы закрыли большое количество сделок как для клиентов АТОНа, так и для клиентов других крупных российских банков, и планируем в этом году продолжать эту деятельность. Многие сделки были очень успешными, например, Palantir.

—Какие планы на этот год?

— Мы недавно собрали pre-IPO фонд в АТОНе на несколько десятков миллионов долларов и сейчас активно инвестируем. Я думаю, что продолжим процесс во второй половине года, потому что интерес среди клиентов достаточно большой.

—Вы ставите себе планку, сколько нужно собрать средств в тот или иной фонд?

— Рынок так устроен, что для инвестиций в pre-IPO истории формируется пул инвесторов, так как средний объем сделки в pre-IPO компании существенно выше, чем на публичном рынке (порядка $10 млн).

Поэтому фонд, созданный для одного имени, должен превышать $10 млн, в фонд созданный для инвестирования в несколько имен, должен составлять десятки миллионов долларов.

—За последний год-полтора количество инвесторов, готовых вкладывать и инвестировать крупные суммы, сократилось или увеличилось?

— Количество денег у частных инвесторов растет. Желающих инвестировать становится больше, спрос достаточно большой. Но важно понимать, что такие продукты, как, например pre-IPO фонды имеют определенный риск, потому что инвесторы вкладывают деньги на длительный срок в неликвидные бумаги.

—Повышение процентных ставок в России и мире может затормозить прирост розничных инвесторов?

— Повышение ставок, если оно произойдет по миру, конечно, может добавить привлекательности банковским депозитам и затормозить приток частных средств на фондовый рынок и связанную с этим активность. Вопрос — насколько быстро это будет происходить.

И, конечно, рост ставок может определенную часть денег консервативных инвесторов опять оттянуть на банковские депозиты.

—Как повлияли санкции США и нервозность вокруг взаимоотношений России и США на планы российских компаний по выходу на IPO, на размещение облигаций? Или же для российского рынка IPO эта нервозность не так критична, как, например, для долгового рынка, и есть более значимые риски?

Серьезного влияния санкций на рынок IPO мы пока не заметили, хотя угроза санкций продолжает оказывать негативное влияние в целом на фондовый рынок, отражаясь через высокий «российский дисконт».

—Представитель Segezha Group после IPO говорил, что они смогли преодолеть несправедливый российский дисконт, который применяется к компаниям, торгующимся на Московской бирже и выходящим на зарубежные рынки. Что из себя представляет этот российский дисконт?

— Российский рынок торгуется с средним мультипликатором P/E 7.7х, при этом глобальный рынок в среднем торгуется с мультипликатором 20х (Американский рынок 22х). По сути, разница в мультипликаторах и есть «российский дисконт». Этот дисконт отражает в первую очередь более высокие риски российских эмитентов с точки зрения инвесторов. При этом отдельные качественные истории на российском рынке торгуются даже с премией к мультипликаторам международных аналогов (например, Яндекс торгуется с премией к Google) или такая компания, как Segezha Group, которая разместилась без дисконта к международным компаниям.

—Можем ли мы увидеть в этом году или в ближайшие годы выход на российский рынок акций новых эмитентов из СНГ? Или же они пока предпочитают местные и иностранные площадки, как например Kaspi из Казахстана, разместившаяся на местной площадке в Астане и на Лондонской бирже?

— Если мы говорим про рынок акций, то пока эмитенты из СНГ будут скорее всего предпочитать национальные или международные площадки для первичных размещений. При этом существенный рост количества инвесторов на российском рынке и общий рост ликвидности должны серьезно повысить привлекательность рынка в глазах эмитентов. Со временем российский рынок может стать привлекательной региональной площадкой для размещения компаний из СНГ.

Что же касается рынка рублевых облигаций, то в России сосредоточена большая рублевая ликвидность, тогда как локальные рынки Белоруссии и Казахстана, которые уже размещали облигации в РФ, такой ликвидности не предоставляют. Поэтому, я думаю, мы увидим еще размещения рублевых облигаций иностранных эмитентов на Московской бирже. Это точно.

—Увидим ли мы в ближайшем будущем новые имена на долговом рынке РФ из СНГ?

— Это вполне возможно.

—Увидим ли мы новые имена на рынке «зеленых» облигаций после размещения Москвы?

— Это направление во всем мире развивается активно, но в части ESG повестки Россия пока занимает позицию догоняющего, но процесс изменений идет достаточно активно и вскоре «зеленые» облигацией станут стандартом.

Я думаю, ряд субъектов федерации, конечно, может повторить успешный опыт Москвы, и мы можем увидеть какие-то сделки в ближайшем будущем и в России. Тем более что большое количество иностранных инвесторов сейчас с удовольствием покупает такие бумаги.

—Как Вы считаете, нужно ли давать какие-то преференции эмитентам и инвесторам в такие бумаги?

— Почему нет? Это будет означать, что эти компании смогут размещать чуть дешевле. Пытаться создавать слой инвесторов, которые будут инвестировать в эти бумаги, наверное, имеет смысл, а если при этом дать некие налоговые льготы, то рынок сможет расти быстрее. Но, как я уже сказал, Россия пока делает первые шаги в этом направлении, и нужно смотреть, как в дальнейшем будет развиваться рынок.

—Глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина заявила о необходимости поддержки компаний становиться публичными и о поддержке спроса инвесторов, в том числе через налоговые стимулы. Как Вы считаете, какие правительственные меры могут поддержать рынок IPO и нужны ли они?

— Безусловно, задача расширения российского финансового рынка является одной из ключевых как для правительства, так и для ЦБ. Этот тот источник, из которого компании могут черпать долгосрочные средства для инвестиций. На мой взгляд, задача ЦБ и правительства состоит в создании благоприятной среды, в которой может развиваться рынок, и обеспечение макроэкономической стабильности. Сейчас в России есть спрос со стороны инвесторов и нет технических проблем для размещения ценных бумаг, а это значит, что с помощью посредников (инвестиционных банков) должно появиться и предложение






Новости по теме

{related-news}

  • winkwinkedsmileam
    belayfeelfellowlaughing
    lollovenorecourse
    requestsadtonguewassat
    cryingwhatbullyangry